ул. Александра Довженка,
дом 2
, оф. 41, г. Киев, 03057
Украина
+380 (44) 456-08-22

Нарушение интереса как признак противоправности при квалификации экологических правонарушений



Среди многих подходов к пониманию права как социорегулятивного явления важное место занимает концепция правового позитивизма, согласно которой право представляет собой защищенный интерес лица[7]. По данной концепции меняется также понимание такой правовой категории как правонарушения

При классическом нормативистском понимание права правонарушение рассматривается как действие, которое нарушает норму права [6, с. 517]. При этом может происходить нивелирование интересов отдельных лиц или группы лиц, интерес которых не закреплен в праве

Среди научных работников неоднократно можно встретить отсылку на нарушение общественного интереса как основание для квалификации отдельных действий как правонарушения [5, с. 240]. Нарушение интереса рассматривается не только как юридический факт, который ставит под угрозу состояние правореализации в государстве, соответствующее явление также является опасным для устоев общества [2, с. 128].

Юридическая ответственность зависит от того, что законодатель включает в понятие противоправность. В зависимости от подхода к понимания права противоправность в экологическом правонарушении можно рассматривать в нескольких аспектах: 1) нарушение субъективных экологических прав; [8, с. 98-99] 2) нарушение объективных экологических прав, то есть когда существует расхождение между действиями и экологической нормой [4, с. 193] ; 3) когда действие служит причиной опасности обществу или отдельной его части в связи с нарушением экологического интереса. При классическом, узком понимании экологического правонарушения противоправность рассматривается как идеальное объединение в действиях лица нарушения как нормы права, так и субъективного права лица [9, с. 78]. По нашему убеждению, одной из проблем такого подхода является незащищенность интереса лица как формы выражения естественных нужд человека (право на безопасную для жизни окружающую среду).

Возвращаясь к правому позитивизму, считаем, что, собственно, баланс экологических и экономических интересов призваны обеспечить правопорядок в государстве. Экологический интерес может иметь разные правовые проявления: нормативное упрочение интереса в виде экологических прав граждан, принципов или гарантий. Обеспечение экологических принципов и гарантий через защиту интереса является проявлением правового позитивизма, поскольку государство делает шаг к признанию интересов каждого члена общества

Материализация интереса индивида осуществляется через такую форму реализации как использование, то есть когда лицо может свободно реализовать свой интерес через разрешенный или незапрещенный тип поведения (собственно принципы), а государство обеспечивает защиту такого интереса, внедряя действенные механизмы его защиты. Обеспечение защиты нормативно закрепленного интереса осуществляется через соблюдение, выполнение и правоприменение, которое должно находиться в корреспондирующем отношении к использованию. При такой модели возникает абсолютная или относительная обязанность других субъектов действовать так, чтобы не допустить нарушения правового интереса других индивидов.

Однако, чаще возникают ситуации, когда лицу приходится защищать свой интерес до тому, как он найдет свое отображение в праве [3, с. 8] и будет закреплен в нормативно-правовых актах.

С позиции позитивизма нарушение такого интереса должно рассматриваться как правонарушение, независимо от того, нашел ли этот интерес свое отображение в праве (конкретной норме) или нет. То есть, нарушение интереса является противоправной формой поведения, которая должна быть прекращена

Соответствующая проблема может быть разрешена разными способами, в частности путем расширения действия института злоупотребления правом и определения действий по злоупотреблению правом как отдельного вида противоправного поведения, которое нарушает интерес

При таком подходе, любые действия, которые не запрещены или совершаются на реализацию своих прав, должны учитывать как цель предоставленного права, так и интерес других лиц. Норма о запрете злоупотребления правом позволяет сопоставить интересы отдельных субъектов и отыскать компромиссное решение проблемы [1, с. 155-161].

Итак, основанием для признания действий противоправным должен стать не только факт нарушения конкретной нормы, но и нарушение интереса. Происходит защита не права, а непосредственно интереса лица, который выражен в праве. При такого понимания правонарушения акцент ставиться не на нормативных предписаниях, а на интересах лиц. В связи с этим лицо должно иметь право на защиту свои интересов, независимо от того, признанны ли действия, которые нарушают такой интерес, незаконными

Соответствующий подход представляет основу широкого понимания понятия экологического правонарушения, которое присущее большинству стран англо-американской системы права. Если при узком понимании определение юридического состава правонарушения является обязательным, то экологическое правонарушение в широком понимании может существовать без казуального определения действий, которые нарушают экологические требования

Квалификация отдельных действий как экологических правонарушений может осуществляться лишь на основе того, что такие действия служат причиной экологического вреда окружающей среде, чем нарушаются экологические права и интересы граждан

При узком понимании для квалификации экологического правонарушения необходимое идеальное объединение наличия нормы права, которая определяет нежелательный тип поведения, и нарушения прав и интересов. Юридическая ответственность при широком понимании может наступать независимо от того, определено ли конкретное действие в диспозиции статьи закона

По мнению автора, внедрение модели экологического правонарушения, при котором юридическая ответственность наступает за нарушение экологических интересов граждан, может стать действенной превентивной мерой в механизме охраны окружающего среды

Список використаних джерел:

  1. John P.S. McLaren Nuisance Law and the Industrial Revolution: Some Lessons from Social History / John P.S. McLaren // Oxford Journal of Legal Studies. – 1983. – Vol. 3, №2. – P. 155,161.
  2. Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения ответственность / Ю.А. Денисов. - Л., 1983. – 320 с.
  3. Иеринг Р. Борьба за право. Перевод П.П. Волкова/ Рудольф Иеринг, пер. П.П.Волков. – М.:Грачева и К., 1874, - 94 с.
  4. Игнатенко Г.В. Международное право: Учебник для вузов / Г.В. Игнатенко. – М.: Норма, 2005, - 624 с.
  5. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. / А.В. Малько, С.А. Комаров. — М.: Норма, 2000. — 440 с.
  6. Нерсесянц В.С., Общая теория права и государства / В.С. Нерсесянц. – М.: Инфра-М-Норма, 1999. – 552 с.
  7. Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Руссо Ж.Ж.; [Пер. з фр.]. – М.: «КАНОН-пресс», 1998. – 416 с.
  8. Федоров В.В. Лишение права специального природопользования как вид юридической ответственности по экологическому праву. Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.06 / Федоров В.В. - Саратов, 1998. - 184 c.
  9. Фетюхин М.И. Социальное право. Курс лекций./ М.И. Фетюхин. – Волгоград, Изд-во ВолГУ, 1998, - 252 с.

 

Білик І.А. Порушення інтересу як ознака протиправності при кваліфікації екологічних правопорушень / Білик Ігор Анатолійович // Правова держава: історія, сучасність та перспективи формування в Україні: Матеріали міжнародної науково-практичної конференції, м Ужгород, 16-17 лютого 2013 р. - Херсон: Видавничий дім "Гельветика", 2013. - 256 с.


Вверх